(c) Официальный сайт Елены Яковлевой - elena-yakovleva.ru.
  Интервью
Елена Яковлева: «Награждение на фестивале не отражается на судьбе актера»

Елена Яковлева устала от ролей Каменской и Интердевочки.В составе большого жюри «Кинотавра» – актриса Елена Яковлева. Наряду с остальными членами жюри (под руководством Галины Волчек) актрисе и телеведущей предстоит решить, какие из фильмов конкурсной программы будут признаны лучшими. Мы постарались узнать, какими критериями она будет руководствоваться, оценивая кино.

-В прошлом году на «Кинотавре» фильм «Мой сводный брат Франкенштейн» Валерия Тодоровского, в котором вы сыграли одну из ролей, получил несколько наград, в том числе и за «актерский ансамбль». Оказало ли это влияние на вашу профессиональную судьбу?

– У меня много наград разных фестивалей, но ни разу какой-нибудь режиссер не сказал: «Лена, поскольку ты получила приз, мне хочется пригласить тебя в следующий фильм». Обычно происходит так: если удачно сыграл роль, например Интердевочки или Каменской, предлагают что-то похожее или наоборот – резко другое амплуа. На профессиональную судьбу влияют работы, а не призы. Зритель тоже помнит и любит актеров за определенные роли, ассоциирует их с определенными персонажами. Приз в данном случае – дополнение к уже существующему успеху.

– Как вы думаете, могут ли решения жюри повлиять на судьбу фильма? Улучшить ее или погубить?

– Мне кажется, что на дальнейшую судьбу фильма в отличие от актера награда может оказать влияние. Если фильм отмечают и об этом пишут в газетах, на плакатах и кассетах, зритель относится к этому фильму с большим вниманием. Для проката картины имеют значение все призы, которые получил фильм, в том числе и актерские.

– Что, на ваш взгляд, оказалось более существенным для судьбы фильма «Мой сводный брат Франкенштейн» – спецприз жюри «Кинотавра» или показ на РТР?

– Было бы идеально, если бы у массового зрителя впечатление о картине складывалось благодаря кинотеатральному прокату, а телевидение бы только дополняло эту аудиторию. Но пока основная масса узнает о картине только после показа на ТВ.

– В конкурсе «Кинотавра» есть картины, уже вышедшие в прокат, – «Жмурки», «Ночной продавец», «Статский советник». Эти картины собрали какие-то деньги и получили отклик в прессе. Могут ли эти факты повлиять на вашу оценку?

– Я никогда не читаю о фильме до тех пор, пока его не посмотрю, потому что считаю, что адекватную оценку фильм получает редко. У нас не много критиков, мнению которых я могу доверять, их мнение не являются для меня аргументом. Верю только себе и людям, к мнению которых готова прислушаться. Я работаю в кино более двадцати лет, у меня сложились собственные взгляды, и позвольте мне их иметь.

– Какими критериями вы пользуетесь, оценивая фильм?

– Для меня самое главное – это эмоциональное сочувствие фильму. Моя оценка – это мое физическое состояние. Когда душа, сердце, глаза, я имею в виду слезы, состояние кожи – имею в виду, когда мурашки бегают, – если мой организм реагирует на то, что происходит на экране, я понимаю, что авторы добились результата, который скорее всего они и старались вызывать. Если мне хочется плакать и внутри все переворачивается, то передо мной предмет, по поводу которого я могу думать и рассуждать. Но ни в коем случае – не холодный нос, с которым, к сожалению, смотришь большинство картин. Когда эмоционально включаешься в происходящее на экране, становится все равно, в фокусе там режиссер снял что-то или не в фокусе. Если сердце вырывается из груди, на профессиональные качества наплевать. Человеческая наценка важнее.

– Вы работаете в театре, кино, на телевидении, знакомы со спецификой каждого «формата». С этого года «Кинотавр» называет себя «телевизионным кинофестивалем». Может ли существовать такой тандем и насколько он может быть полезен для кино?

– Я актриса, а для актеров по большом у счету нет разницы – снимается ли он в телесериале или в крупной полнометражной ленте. Есть роль, есть объем работы и срок, за который работу нужно выполнить. В смысле работы на телевидении программа «Что хочет женщина?» была для меня полезным экспериментом. Я говорю «была», потому что в этом году – на очень хорошей ноте с высоким рейтингом – мы закончили эту программу. Отработав пять лет, мы, думаю, выполнили нашу задачу. Мы постарались помочь выжить людям, обращавшимся к нам за помощью и советом. Оказывали психологическую, юридическую и – в меру возможностей – материальную поддержку. Но надо уметь вовремя уходить. Большое спасибо зрителям, которые нас смотрели.

– Как вы считаете, можно ли ориентироваться на рейтинг, оценивая качество фильма или программы?

– Мне кажется, что рейтинг мало соответствует действительности. Я это чувствую по оценкам людей, с которыми встречаюсь ежедневно, – оказывается, что нашу программу смотрело в двадцать раз больше народу, чем показали цифры. Что касается кино, у меня нет претензий к рейтингу. Мне повезло: фильмы с моим участием всегда смотрели хорошо, рейтинг был высокий. Но если говорить о других фильмах, мне иногда бывает жалко, что рейтинг оказывается более низким, чем они заслуживают, только потому, что их показали не в то время или не по тому каналу.

– Чем вы собираетесь занимать время, освободившееся после завершения вашей программы?

– Я закончила «Каменскую» и больше не хочу к ней возвращаться. Сейчас активно читаю сценарии и выбираю себе роль, которая бы отличалась от Каменской и Интердевочки. У меня масса сил. Много опыта. Хочется использовать свои возможности целиком.

Евгения Леонова

>> Возврат в раздел Интервью на elena-yakovleva.ru.