Новости, анонсы, афиша
Архив новостей
Подписка на новости

Биография
Награды
Фотоальбом

Интервью
Рецензии
Публикации

Роли в театре
Текущий репертуар
Фильмография
Литературная основа [ ! ]

Форум
Гостевая книга
Интересные ссылки
Театр Современник
На главную


Бес имитации

Премьера в "Современнике" вряд ли пагубно отразится на репутации польского режиссера Анджея Вайды - репутация эта слишком серьезна и общеизвестна. Однако десяти минут новоявленных "Бесов" достаточно, чтобы сказать: это очень слабый спектакль. Последующие три с лишним часа убеждают в этом окончательно и бесповоротно - при всем уважении к Анджею Вайде и созданным им 30 - 40 лет назад киношедеврам.

В программке к спектаклю есть довольное обширное письмо Вайды к зрителям. В нем изложены мотивы, заставившие режиссера в очередной раз обратиться к роману Достоевского, который Вайда уже адаптировал как для сцены (в Старом театре Кракова), так и для экрана. Мотивы эти правильнее было бы назвать не художественными, а скорее общественно-политическими или просветительскими. "Здесь, в Москве, - пишет Анджей Вайда, - меня часто спрашивали, может ли искусство играть какую-либо роль в жизни общества. На этот вопрос я всегда отвечаю "да", имея в виду "Бесы" Достоевского. Разве жизнь в России не потекла бы иначе, если бы эта книга не была вычеркнута и выброшена не только из библиотек, но и из голов многих поколений? " Впрочем, Вайда называет и другую причину появления спектакля: ему важно было услышать "неповторимый русский язык Достоевского". От которого в новых "Бесах" осталось, в общем-то, не так уж много.

Вайда использовал инсценировку Альбера Камю, которую сначала, разумеется, перевели с французского на польский, а уже с польского снова на русский. При всей аккуратности этой работы текст, звучащий со сцены, напоминает подстрочник. И ладно бы, когда б сам спектакль не был похож на школьную хрестоматию.

Пустой наклонный помост на фоне задника с нарисованным хмурым небом (художник Кристина Захватович), постоянные инфернальные подвывания и подхихикивания на фонограмме (композитор Зигмунт Конечны) и символические черные фигуры, участвующие в действии на правах работников сцены, сразу дают понять, что бесы тут как тут. Если нужно изобразить унылое жилище Лебядкиных, Кириллова и Шатова, сцену разгораживают серыми ширмами. Если действие переносится в дом Ставрогиных, ширмы быстро заменяются белым диваном и креслами на выгнутых ножках, а из-под колосников спускаются люстры. При появлении же действующих лиц (общим числом 27) возникает удивительное ощущение, что все они совершенно плоские, вырезаны из картона и приводятся в движение веревочками, которых не видно только из-за чрезвычайной их тонкости. Признать это сознательным приемом не получается, потому что Вайду, во-первых, трудно заподозрить в формализме, а во-вторых, совсем непонятно, зачем ему такой прием нужен. Есть, правда, среди этих фигур и один более-менее живой персонаж - капитан Лебядкин (Сергей Гармаш) : эпизод, в котором он рассказывает басню про таракана, находит самый искренний отклик в зрительном зале.

Несколько иначе выделяется в спектакле фигура Ставрогина: Владислав Ветров играет его натуральным Мефистофелем. Неясно при этом только одно: если Ставрогин достиг таких высот в бесовской иерархии, отчего ж в конце повесился? Навряд ли оттого, что совесть замучила. Скорее потому, что логика и мораль в новом спектакле уживаются с большим трудом.

Возможно, Анджей Вайда полагает, что довольно большая часть публики, пришедшей на его спектакль, роман "Бесы" не читала, а значит, надо первым делом ознакомить ее с кратким содержанием, пока что не вдаваясь в характеры действующих лиц. И от этого жизнь в России уже как-нибудь улучшится. Тем более что "Современник" собирает на свои премьеры видных представителей российского истеблишмента и, стало быть, обладает очень целенаправленным воздействием на умы.

Марина Давыдова, Еженедельный журнал, 22 марта 200
 


 

Создание сайта:    
Web-дизайн, сопровождение:
Агентство "Третья планета" www.3Planeta.Ru
Программирование: Студия 3Color.Ru